Владимир Нагирняк (olt_z_s) wrote in history_foto,
Владимир Нагирняк
olt_z_s
history_foto

Categories:

Личный враг государя-императора всея Руси

Оригинал взят у olt_z_s в Личный враг государя-императора всея Руси

Через два дня в истории российского флота будет весьма печальный "юбилей" - 11 октября исполниться ровно столетия со дня гибели крейсера "Паллада", который был торпедирован немецкой субмариной в 1914 году. Гибель корабля всегда трагедия, особенно, если весь его экипаж в шесть сотен душ обрел обрел свою могилу в водах Финского залива.

WAB_10032010
Крейсер "Паллада"

Причиной гибели славного крейсера стала торпеда, выпущенная с немецкой подлодки U26 капитан-лейтенанта барона Эгельвольфа фон Беркхайма, ставшего известным благодаря атакам русских кораблей. Песона прелюбопытная, но, к сожалению, информация об этом офицере не представлена в изобилии, поэтому если хочется узнать больше о нем, то в отношении этого подводного аса начала войны вы испытаете информационный "голод". Попробую рассказать о нем, как смогу.

Эгельвольф фон Беркхайм был представителем аристократических слоев кайзеровской Германии, так сказать голубая кровь и белая кость. Он родился 2 июля 1881 года в Берлине. Его отец, граф Зигмунд фон Беркхайм был представителем Бадена в Берлине, который был женат на баронессе Вамбольд фон Умштадт, которая родила ему четверых детей, первенцу из которых предстояло стать известным подводником в будущем. В 1902 в 20 лет молодой аристократ получил аттестат зрелости, чем он занимался последующий год не известно, но в 1904 году Эгельфольф фон Беркхайм поступает на службу на флот его Величества Кайзера (призыв 4/02). Однокашниками фон Беркхайма были Макс Валентиннер и Густав Шисс, будущие №3 и №6 в списке немецких подводных асов Первой Мировой. 29 сентября 1905 фон Бекхайм получает звание лейтенанта цур зее. В марте 1908 он повышается в звании до оберлейтенанта, а перед самой войной, в марте 1914 становиться капитан-лейтенантом. На каких кораблях и в каких подразделениях служил фон Беркхайм до войны не известно, так же не известно, когда он перешел на подплав. Подводные лодки на тот момент были абсолютно неизвестным оружием, которые еще даже не имели точной концепции их использования. Помимо всего прочего, первые лодки были далеки от технического совершенства, поэтому туда шли служить люди, вне всякого сомнения, мужественные и верящие в перспективу службы на подплаве.

Командиром подлодки фон Беркхайм стал 1 августа 1914, когда получил под свою руку большую дизельную лодку типа U23. Тактический номер его лодки был U26. Для сравнения, лодки этого типа были схожи по характеристикам с типом VIIC, появившимся спустя 20 лет. Водоизмещение лодки под 700 тонн, длина 65 метров, скорость 16 узлов, два носовых ТА и два кормовых, запас торпед 6 штук, палубное 105-мм орудие и экипаж 35 человек.

Bad_U26__archive_770x500
С началом войны лодка фон Беркхайма действовала на Балтике. 11 октября 1914 года стал для экипажа U26 днем блестящего успеха, а для Балтфлота черным днем трагедии.

Что бы вспомнить, как это было, обращусь к запискам командира подводной лодки "Окунь" В.А. Меркушова:

"Впоследствии, из разговоров с офицерами крейсера «Баян» и других судов, бывших свидетелями взрыва крейсера «Паллада», выяснилось следующее.

Несмотря на грозное предупреждение в виде неудачной атаки «Адмирала Макарова» германской подводной лодкой, на следующее утро, 28 сентября/11 октября, крейсера «Паллада» и «Баян», предшествуемые миноносцем «Стройный», вышли с рейда Эрэ в дозор в устье Финского залива. Первая бригада крейсеров кончила свое дежурство, и оба корабля шли теперь в последнее крейсерство.

В открытом море к ним присоединился миноносец «Мощный», который вместе со «Стройным», составляя охранение от подводных лодок, заняли места на крамболах «Паллады».

11 ч. 08 м. утра. Убедившись в прибытии смены, «Паллада» и «Баян» пошли ей навстречу.

11 ч. 15 м. Видя, что «Россия» и «Аврора» не охраняются миноносцами, старший из командиров капитан 1 ранга Магнус, командир «Паллады», приказал «Мощному» и «Стройному» идти к крейсеру «Россия».

11 ч. 35 м. Оба корабля, направляясь в Ревель, разошлись контр-курсом со сменяющими их крейсерами.

11 ч. 37 м. Оставшись без миноносцев, командир «Паллады», чтобы предохранить себя от атак германских подводных лодок, приказал увеличить ход до 15 узлов, а расстояние между ним и «Баяном» — до 6 кабельтовых.

Вскоре раздался сигнал к обеду. Наверху остались вахтенный начальник, сигнальщики, матросы, назначенные [262] специально для наблюдения за водной поверхностью, и дежурная прислуга 75-мм пушек верхней палубы.

К несчастью, приходилось смотреть против солнца, которое, отражаясь от воды, ослепляло людей, напрасно напрягавших зрение в тщетной надежде своевременно обнаружить перископ германской подводной лодки.

12 ч. 14 м. Вахтенный начальник «Баяна» лейтенант Селянин заметил у обоих бортов впереди идущей «Паллады» три вспышки как бы от взрыва трех мин. Вслед за этим взвились клубы бурого дыма, смешанного с паром, и поднялись столбы воды, скрывшие несчастный корабль от посторонних взоров. Раздался страшнейший взрыв. Вероятно, мина с германской подводной лодки попала в бомбовые погреба или в минный погреб, которые сдетонировали — одновременно с ними взорвались бывшие под парами восемнадцать котлов, что и послужило причиной мгновенной гибели крейсера.

Вахтенный начальник немедленно застопорил машины «Баяна» и пробил боевую тревогу, а взбежавший на мостик командир дал полный задний ход.

Через полторы-две минуты дым приподнялся от воды, и на месте крейсера «Паллада» водоизмещением 7835 тонн, вооруженного двумя 8-дюймовыми, восемью 6-дюймовыми и двадцатью двумя 75-мм орудиями, плавали какие-то мелкие обломки, и не было видно ни одного человека...

Зрелище было настолько потрясающим, что офицеры и команда «Баяна», выскочившие на верхнюю палубу прямо из-за обеденных столов, как бы застыли на своих местах, причем судовой врач тут же впал в тихое помешательство (доктор был списан на берег и понемногу поправился).

Высота столба воды, пара и дыма, по определению с крейсера «Аврора», равнялась 3000 футов (914,4 м), вершина же его относилась ветром несколько в сторону, образуя гигантскую букву «Г». Дым продержался в воздухе около семи минут и был виден с разных судов и береговых постов на расстоянии до тридцати миль...

Вот как рассказывает об этом ревизор крейсера «Баян» лейтенант Лемишевский, только в полдень сменившийся с вахты и спустившийся в каюту, чтобы переодеться.

«Не успел я это сделать, как услышал звуки как бы от пистолетного [263] выстрела. Надевая на ходу китель и бинокль, выскочил на верхнюю палубу. Передо мной стоял столб дыма бурого цвета, смешанного с паром. Когда дым приподнялся, на месте «Паллады» никого не оказалось.

В этот момент «Баян» находился в 1–1,5 кабельтова от места гибели. В бинокль были видны летающие фуражки, бумажки и разная мелочь. Крейсер остановился и медленно двинулся назад...»

Было 12 ч. 17 м. дня. Трудно передать, что пережито в эти две минуты, но только ни страха, ни паники на «Баяне» не было. Командир, видя, что на поверхности воды не плавает ни одного человека, и памятуя о гибели при таких же обстоятельствах трех английских крейсеров в Северном море, шлюпок не спускал и продолжал идти задним ходом, чтобы отойти от опасного места.

В 12 ч. 24 м., когда все еще стояли на своих постах, с кормового мостика передали: «Мина! Подводная лодка с кормы!» Командир дал полный ход вперед и положил лево на борт. Одновременно артиллерия всего правого борта и всех калибров открыла огонь по следу. Грохот стоял в течение десяти минут.

В 12 ч. 41 м. «Баян» направился в Ревель, через десять минут подошел миноносец «Резвый», а еще через десять минут — «Новик». Первого послали на место гибели «Паллады», а второго оставили при себе для конвоирования.

Несмотря на поиски «Резвого» и присоединившихся вскоре к нему тральщиков №216 и №219, а с 15 ч. 18 м. — и «Новика», ни одного человека найдено не было.

Плавали только пробка от коек и спасательных поясов и какие-то деревянные части, разломанные на мельчайшие куски.

В вахтенном журнале «Баяна» записано: «12 ч. 14 м. Крейсер «Паллада» взорвался. «Паллада» была сразу объята огнем и дымом, которые закрыли весь крейсер с мачтами.

Когда дым рассеялся, «Баян» был от места взрыва в 1,5–2 кабельтовых. На поверхности ничего не видно. Застопорили машины.

Место: широта 59 град. 36,5 мин. нордовая, долгота 22 град. 46 мин. остовая. В момент взрыва расстояние между кораблями было 7 кабельтовых». [264]

Получив донесение о гибели крейсера, командующий Балтийским флотом немедленно выслал в море все свободные миноносцы, которые в течение двух дней подряд обшаривали устье Финского залива, но германской лодки так и не видели.

Из официального германского издания «Война на Балтийском море», том первый, узнаем следующее. «Подводная лодка U-26 в 10 ч. 30 м. утра усмотрела оба наших крейсера на курсе ост и, выйдя на линию их курса, пошла навстречу курсом вест. Во время атаки справа от лодки, в 10–20 кабельтовых, прошел тем же курсом большой русский миноносец. Сближение шло быстро. Вскоре после 11 часов подводная лодка, находясь в 20–30 кабельтовых от головного крейсера и идя малым ходом, повернула вправо, чтобы выстрелить из кормового минного аппарата. Скорость хода крейсеров считали в 15 узлов. В 11 ч. 10 м. дан выстрел по головному четырехтрубному крейсеру с расстояния 530 м. Мина попала прямо в середину крейсера. Командир У-26 видел в перископ падение дымовых труб, после чего должен быть уйти на 20 метров, т. к. был обстрелян сопровождавшим крейсер миноносцем. По этой же причине он не мог атаковать второй крейсер. U-26 не успела прийти на указанную глубину, как в воде стали слышны глухие удары, по-видимому, результаты залпов второго крейсера. Через 20 минут полного хода курсом вест U-26 подняла перископ и увидела на месте взрыва несколько миноносцев. В 13 ч. 30 м. командир пошел к месту прежней стоянки, но в 14 ч. увидел в перископ большое число русских миноносцев, шедших на лодку, планомерно обыскивая пространство, потому предпочел поскорее уйти из Финского залива. В 17 ч. 30 м. всплыли, но, увидев вблизи три русских миноносца, снова погрузились и в ночь на 29 сентября вышли из Финского залива».

Как известно, ни одного миноносца при наших кораблях, к сожалению, не было (за недостатком их), «Баян» же, по свидетельству лейтенанта Лемишевского, открыл огонь через десять минут после взрыва «Паллады».

Таким образом, слышанные на германской подводной лодке глухие удары, принятые за разрывы снарядов, на самом деле были не что иное, как град больших и малых обломков  несчастного корабля, падавших вокруг U-26, а также ряд отдельных, последовательных взрывов внутри тонувшей «Паллады». Ввиду небольшого расстояния между противниками — около 3 кабельтовых — эффект столь страшного взрыва должен был быть на подводной лодке очень велик, потому-то ее командир дал полный ход, ушел на глубину 20 метров и не показывался на поверхность в течение двадцати минут. Хотя в своем официальном описании войны на море немцы часто не останавливаются перед искажением истины, похоже на то, что они говорят правду, и «Баян» не был атакован, ибо лодке было не до него. Если это так, то мина, виденная многими из личного состава крейсера и шедшая на него с кормы, вероятно, явилась следствием массовой галлюцинации, что при всем только что пережитом вполне понятно и естественно.

Спасать было некого, ибо на месте гибели не плавало не только ни одного живого человека, но и ни одного трупа.

Объясняется это тем, что весь личный состав, кроме вахтенного отделения, в момент взрыва мины обедал во внутренних помещениях корабля и не успел выскочить на верхнюю палубу.

Через несколько дней у острова Кокшер нашли поднявшийся из пучины судовой образ крейсера «Паллада» — Спаса Нерукотворного, ко всеобщему изумлению, не имевший на себе не только никаких повреждений, но даже царапин.

Образ передали храму Спаса на водах в Петрограде, сооруженному в память моряков, погибших в войну 1904–1905 годов.

8/21 октября 1914 года в районе Ганге к берегу прибило тело старшего артиллерийского офицера «Паллады» лейтенанта Л. А. Гаврилова, оказавшееся привязанным к какому-то дереву и без сапог. Когда он успел снять сапоги, достать дерево и привязать себя к нему, навсегда осталось загадкой.

Это был единственный труп, выброшенный морем, из всего личного состава корабля в 25 офицеров и 572 человека команды...(с)
Цитата по http://militera.lib.ru/db/merkushov_va2/index.html

Фон Беркхайм использовал свой шанс на 100 процентов, но на этом беды, которые он причинил Балтийскому флоту не закончились.
К сожалению, ситуация с походами U26 не является ясной. 17 декабря 1914 фон Беркхайм оставляет по какой-то причине U26 и принимает под командование другую лодку U23, субмарину того же типа. Но 15 января 1915 года он сдает ее другому командиру и вновь встает на мостик U26, и весной снова появляется в Ботническом и Финском заливах. Предположу, что за это время U26 совершила, как минимум, три похода, если смотреть на даты потопленных ей судов. 23 апреля, к югу от Аландских островов, лодка останавливает и топит финский пароход "Фрак" (849 брт). В следующем походе фон Беркхайм нанес еще один удар Балтфлоту - 22 мая им был потоплен минзаг "Енисей", который затонул с большими жертвами в экипаже: 298 погибших при 21 спасшихся. За такие успехи командир U26, уже имевший ЖК I и II класа, был награжден рыцарским крестом дома Гогенцоллеров 6 июня 1915 года.  Эгельвольф фон Беркхайм стал известной личностью в Германии, уже после торпедирования "Паллады", были выпущены почтовые открытки с его изображением U26 и ее командира


В августе 1915 U26 снова вышла в поход, который на этот раз оказался для нее последним. Но, прежде чем погибнуть, она снова "отметилась"  в Финском заливе - 25 августа ею был потоплен русский пароход "Печора" (1982 брт), 30 августа пароход "Земля" (869 брт). Однако после этого лодка Беркхайма пропала без вести. На базу она больше не вернулась.


пароход "Печора".

Долго ее судьба была загадкой для историков и любителей истории. Версии "смерти" были разные, но подтвердить или опровергнуть их без обнаружения "тела" было невозможно. А дальше..а дальше началась настоящая мистика. Так как фон Беркхайм был одним из подводных асов начала войны, интерес к гибели его лодки был большим. Поиском лодки занялись финнские дайверы из команды "Badewanne", которые и обнаружили лодку в этом году. 2 июня они опубликовали релиз о находке на своем сайте. Угадайте где лежит лодка?  Как оказалось, U26 нашла свой конец в тех же самых водах у полуострова Ханко, где погибла "Паллада". "Охотник" и его "жертва" нашли гибель в одном месте. И что удивительно, нашли лодку, спустя 99 лет, в тот самый год, когда гибели крейсера исполняется сто лет. Вот такие чудеса. Впрочем есть и продолжение. Есть мнение, что минное заграждение на котором погибла U26 было выставлено в первой половине августа 1915 года минзагом "Ладога" (экс-крейсером "Минин"), которой таким образом "отомстил" за гибель "Енисея"..но..сама "Ладога" подорвалась на мине 15 августа 1915, выставленной подлодкой UC4, и погибла.


Минзаг "Ладога"


U26 на дне Финского залива

Такова история немецкого подводного аса фон Беркхайма и U26.

Если вы обратили внимание на название этой заметки, то я провел в ней некие параллели с "личным врагом фюрера", но воспринимать это, конечно, серьезно не стоит. Хотя фон Беркхайм мог бы претендовать на это "звание", так как, кажется, является наиболее результативным подводником среди немцев в отношении России. Все корабли и суда потопленные им были под российским флагом, и он же стал причиной гибели, практически, тысячи русских моряков.

Как обычно, над разбором корпел Владимир Нагирняк.

Источники фото:
https://ru.wikipedia.org/wiki/%CC%E8%ED%E8%ED_%28%EA%F0%E5%E9%F1%E5%F0%29
http://www.thefrankes.com/wp/?p=1273
http://badewanne.fi/a-hundred-year-old-world-war-i-mystery-solved-sm-u-26-has-been-found/
http://www.suunto.com/de-AT/sports/News-Articles-container-page/The-amazing-discovery-of-U-26/
http://www.nashflot.ru/model/foto/1651

Tags: Германия, Первая мировая, Российская империя, флот
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment