voencomuezd (voencomuezd) wrote in history_foto,
voencomuezd
voencomuezd
history_foto

Categories:

«Хозяин Москвы ночью»



«Ведь ты мое сердце, ты моя радость, ты все-все, ради чего стоит жить. Неужели все кончено? О, кажется, я не в состоянии выдержать и пережить это.
Боже, как я себя плохо чувствую – и физически, и нравственно! Мне ненавистно счастье людей. За мной охотятся, как за зверем: никого не щадят. Что же они хотят от меня, ведь я дал жизнь Ленину»


Если бы специалисты определять характер человека по его лицу из всем известного сообщества увидели фото этого чекловека с большими, честными глазами и прочли начало вышеприведенных строк, они бы, с их незаурядным опытом, заключили бы, что эти слова написал не меньше, чем какой-нибудь поэт-декадент. Однако эти слова написал вор, грабитель и убийца.

На фото изображен знаменитый в свое время бандит Яков Кошельков, который считался при жизни признанным «королем воровского мира». Вором он был потомственным – ремеслу его обучал еще отец. Сначала он был домушником, но, повзрослев, сколотил собственную банду. Особенно удалось ему развернуться после революции. Лишь за начало 1918 года банда Кошелькова совершила более десятка ограблений, несколько убийств и изнасилований, в том числе и 12-летней девочки. Чтобы навести панику на москвичей, бандиты однажды расстреляли на улице 22 милиционеров. Завладев удостоверениями сотрудников МЧК, бандиты начали проводить обыски под видом чекистов, причем их наглость настолько возросла, что однажды на Аффинажном заводе они в присутствии рабочих и членом завкома, увезли около трех фунтов золота в слитках, три с половиной фунта платины и 25 тысяч деньгами. В начале 1919 г. Кошелькова все-таки накрыли на воровской свадьбе, но ему удалось сбежать с помощью корешей, которые продали ему каравай с вложенным туда револьвером. Сразу после освобождения Кошельков решил «идти на дело».
Каким же образом ему довелось «дать жизнь Ленину»? Это произошло как вскоре после его побега.
9 января 1919 г. В.И.Ленин вместе со своей сестрой Марией Ульяновой ехал на новогоднюю елку в Сокольниках. За рулем был его постоянный водитель С.Гиль и охранник Иван Чубаров.



Выезжая на Садовую, Гиль заметил человека с револьвером, который кричал: «Стой!». Гиль сразу, однако, понял, что это явно не часовой и поддал газу. Проехав Николаевский вокзал, машина выехала на улицу, ведущую в Сокольники. Внезапно у бывшего пивзавода возникло три фигуры с маузерами, которые криками и жестами потребовали остановить машину. Гиль, скорее всего, проехал бы дальше, но Ленин, который всегда строго относился к соблюдению порядка, решил что это патрульные, и потребовал притормозить. Когда автомобиль остановился, подбежавшие бандиты тут же выволокли пассажиров на улицу и наставили на них маузеры. Ленин,все еще принимая их из патруль, произнес: «Что вы делаете, товарищи? Вот мои документы, я Ленин», - и протянул пропуск. «А мне плевать, что ты Левин!» - крикнул главарь банды: «А я хозяин Москвы ночью Яков Кошельков!»
Вытащив наружу и шофера с охранником, грабители завладели машиной и скрылись. Сопротивления им не оказали. Гиль объяснял это тем, что Ленин был на мушке и даже если бы он выстрелил, грабители бы положили всех. Что до Чубарина, то он все это время держал в руках бидон с молоком, которое в те годы было на вес золота. С собой банда прихватила браунинг Ленина и его документы…
Раздосадованные потерпевшие пошли в здание местного Совета, где долго добивались права вызвать ЧК. Как только на Лубянке и в Кремле прослышали о происшествии, в Сокольники быстро было вызвано три машины с латышскими стрелками и красногвардейцами. Вместе с ними в Совет прибыл и Бонч-Бруевич, и Ленин на его машине немедленно отправился дальше в Сокольники на детский праздник.
Тем временем бандиты, отъехав подальше, начали разбирать «трофеи». Внимательно перечитав удостоверение, они с удивлением поняли, кого только что держали в руках. Кошельков пришел в такой раж, что потребовал немедленно возвращаться назад и схватить Ленина на месте. «На месте» Ленина, конечно, не обнаружилось, и грабители повернули к Совету. Но по пути им встретились летящие на всех парах три машины с латышскими стрелками. Поняв, что момент упущен, Кошельков плюнул и, взяв ленинский браунинг, поехал с бандой грабить магазин на Плющихе.
Далеко он, однако, не уехал. С.Гиль понимал, что автомобиль будет найти несложно – дороги в районе были непроезженные, ехать быстро можно было только по рельсам. Поэтому прибывшие машины начали прочесывать окрестности. Сначала все шло впустую – автомобиля не было. Наконец, решено было ехать в центр. У Крымского моста патрульные наконец увидели автомобиль с зарывшимися в снег колеса. Сзади от него лежал убитый милиционер, а невдалеке – убитый курсант-артиллерист, у которого были порваны ремни амуниции и похищен револьвер. В машине обнаружились вещи, которые бандиты уже успели добыть при грабеже.
Эти события хорошо известны по воспоминаниям С.Гиля. Менее известно, как все-таки схватили бандита?
Понятно, что поимка Кошелькова стала для чекистов делом чести. Однако Кошельков оказался чрезвычайно увертлив и схватить его удалось уже через много дней после произошедших событий. Чекисты неоднократно пытались выйти на след банды Кошелькова, захватывали и вербовали оттуда людей, но в последний момент Кошелькову удавалось ускользнуть. Однажды, когда он гостевал у одного спекулянта сахаром, в дом вошли чекисты с обыском. Кошельков тут же вышел через черный ход, но внезапно напоролся на двух молодых чекистов. Те же, увидев высокого хорошо одетого господина, сильно оробели. Увидев это, Кошельков не растерялся. Он прикрикнул на них, назвался Петерсом и потребовал документы. Взяв удостоверения, он внимательно их изучил, положил в карман, а чекистов застрелил.
После этого Кошельков как с цепи сорвался. Используя полученные удостоверения и оружие, он проводил фиктивные обыски и грабежи, разоружал на улице военных и пристреливал их. Бандит перешел все границы, но поймать его еще не удавалось.
Летом 1919 г. известный чекист Артузов вел дело о работниках РОСТа, обвиняемых в подделку пропусков и спекуляции кокаином. Задав обязательный вопрос: «Знаете ли вы, за что арестованы?» конторщице Ольге Федоровой, он услышал неожиданный ответ: «Я считаю, что меня арестовали за знакомство с известным бандитом Яковом Кошельковым. Он приходил к нам домой пить чай, а четвертого июня остался у меня ночевать».
Нетрудно представить, как на это отреагировал Артузов. Он начал осторожно расспрашивать Федорову о ее загадочном поклоннике. Та с охотой расхваливала своего возлюбленного, которого она характеризовала как культурного, красивого, интеллигентного человека, знающего несколько языков, декламировавшего стихи и не скупившегося на подарки. Когда Федорова рассказала, что поклонник показал ей удостоверение Ленина, сомнения отпали – это Кошельков!
Перед Федоровй поставили вопрос ребром: либо она сдает своего возлюбленного, либо получает «вышку» – 10 лет. Выбора у нее не было, и она согласилась сыграть роль «приманки». Чекисты знали, что Кошельков без ума влюблюен в конторщицу, пишет ей страстные стихи и даже готов жениться. Несмотря на всю свою страсть, в Екатерининский сквер, где регулярно прогуливалась под присмотром чекистов Федорова, он так и не явился. Бандит был неглуп, и понимал, что вряд ли его возлюбленную отпустили из ЧК просто так.
Однако сколько веревочке не виться… После очередного ареста один из бандитов согласился выдать Кошелькова и назвал чекистам адрес его конспиративной квартиры – дом №8 по Старому Божедомскому переулку. Немедленно была организована засада. Вскоре Кошельков действительно заявился со своим помощником Емельяновым (кличка «Барин»). Не желающие в очередной раз упускать добычу, чекисты немедленно открыли огонь. Первым же выстрелом был убит Барин. Кошельков же, выхватив два маузера, начал палить по-македонски. Одна вскоре пуля, выпущенная чекистами из карабина, пробила пачку денежных купюр в его пальто и угодила Кошелькову в грудь. 21 июня он скончался.
При обыске тела был найден ленинский браунинг, который Кошельков постоянно носил с собой и небольшая записная книжечка – дневник грабителя. Он показал, что, как и многие бандиты, Кошельков был натурой поэтической, страстной и тонко чувствовавшей непрочность бытия.
«Что за несчастный рок навис надо мною: никак не везет. Я буду мстить до конца. Я буду жить только для мести. Я, кажется, не в состоянии выдержать и пережить это. Я сейчас готов все бить и палить. Мне ненавистно счастье людей.
Детка, крепись. Плюнь на все и береги свое здоровье»


Или, как говорят в воровской среде: "фарт вышел".
Так и закончил свою жизнь один из наиболее прославившихся, благодаря этой истории, бандит периода революции.
Tags: 1910-е, Россия, полиция и криминал, юмор и курьезы
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments

Recent Posts from This Community