john5r (john5r) wrote in history_foto,
john5r
john5r
history_foto

Categories:

Фильм "Взвод топографической разведки в бою". 1935 год.

Кадр со съемок.



(Фотография кликабельна)

На обороте:
"Взвод топоразведки в бою"
1935
Реж. Гребнев В.В.
Опер. Митлин Б.А.
Асс. реж. Мочалов А.
Директор Щеглятьев Н.А.
Командир взвода Максюда


Фильм для топографов-артиллеристов. «Взвод топографической разведки в бою» («ВТР в бою»). Боевая обстановка, живые люди. Место съемок город Луга, в ее окрестностях и, конечно, можно и на полигоне (со стрельбой). Собрал коллектив. Решили не жить в гостинице. Сняли дачи. Группа дружная, всего 6 человек. Новый человек – асс. hежиссера Мочалов, старше меня на шесть лет. Но хочет работать в кино. И чтобы я помог ему овладеть новым для него производством. Фильм еще не звуковой, с титрами. Но титры на темном фоне прерывают зрительный ряд и это не дает эффекта непрерывности. Переговорил с оператором Борисом Митлиным. Надо снимать с внутрикадровыми надписями, а чтобы не было контратипов, то снимать надписи самим второй съемкой. Борис «пококетничал», но согласился. Сделали опыт. Напечатали в типографии надписи на черной бумаге алюминием. Плохо. Алюминий осыпается. Решили печатать белой краской. Так и сняли. Вышло удачно. Титр читается в нижней части кадра и не прерывает изображение. Режиссеры М. Багильдз и А. Анциполовский одобрили и решили тоже применить в своих фильмах. Теперь внутрикадровые надписи часто встречаются даже в звуковых фильмах (это, говорят, для глухонемых зрителей). Но начали это мы еще в 1934 году.
Консультантом назначили полковника Холкина, очень симпатичного культурного человека и большого специалиста своего дела. Руководил всем этим курсом начальнику полигона А.Н. Сивков, с которым мне в дальнейшем пришлось часто встречаться по артиллерийской тематике. Мы были уже своими людьми. Съемки обеспечивались солдатами из частей при полигоне.
А чтобы не отрывать топографов от прохождения своей службы, Сивков разрешил выделить целый взвод в наше распоряжение. Питать на месте съемок всех (и нас тоже), а в случае несъемочной погоды – взвод должен проводить свои учебные занятия по учебному плану по топографии. Администратор Николай Щеглятьев обеспечивал нам завтраки и обеды. Размещались все в палатках на месте съемок, т.е. не теряли время на разъезды и сборы людей. Стало приятно работать. Мы могли выбирать приятные пейзажи, уезжали с полигона в окрестности Луги и Толмачево.
Находили красивые места с речкой, с холмами, и.е. все, что интересно, что украшало фильм и нужно для работы топографов. Ну а бой мы снимали на полигоне, где можно взрывать и стрелять боевыми снарядами.
При отборе людей для съемок по распоряжению нач. полигона Сивкова выдали людей, лошадей и оборудование для топографических работ. Мы приехали на машине. Слышим команду «смирно» и шеренга красноармейцев застыла. К нам бежит командир взвода… и кто же? Мой бывший оператор Давид Брун. Его мобилизовали на переподготовку. А первый правофланговый – оказался режиссер Гранатман. Его тоже, как рядового взяли на переподготовку. Смешно! Я с обоими знаком и работал еще в 1925-26 гг. Но консультант с тремя кубиками на петлицах Максюда П.К. строго посмотрел на строй и рекомендовал меня как режиссера ответственного фильма, он (т.е. я) прибыл для отбора людей на съемку. Потом к нам на дачу приходили и Брун и Гранатман и всласть хохотали над такой встречей кинематографистов из одного «киноогорода».
На съемках этого фильма случались и казусы: известно, что каждый куст, каждое отдельное деревце отмечено на учебной карте этого полигона. Это – реперы. Точки отсчета углов для точной стрельбы артиллерии. А вот мой ассистент режиссера Мочалов (он же Хейфец) решил, что нам все можно. И, разглядев, что в кадре видно корявое сухое одинокое дерево, без моего согласия дал команду – срубить дерево. Мол, портит пейзаж. Это дошло до командования – ЧП! Кто разрешил? Смекалка выручила. У нас была (от полигона) машина – вездеход. Мы с Колей Щеглятьевым и помощником оператора Леней Усаниным, захватив молотки, проволоку и гвозди, ринулись на полигон. Нас пропускали на полигон без дополнительных разрешений. Нашли место, где было дерево-репер. Хорошо, что Мочалов не разрубил его и не уволок куда-нибудь. С большим трудом поставили корявый репер. Привязали к пню проволокой. Прибили гвоздями и уехали домой – это было вечером. На следующий день на командный пункт полигона выехала комиссии, чтобы обозреть местность. Расставили стереотрубы. Разложили карты. Стали сверять. Репер на месте. Тревога ложная, стрелять артиллеристы могут.
Беда миновала. Но в дальнейшем пришлось сделать внушение ассистенту и другим помощникам, без меня или без консультанта ничего на полигоне не менять и не строить.
Еще был случай и не очень приятный. На полигоне готовились к инспекторским стрельбам. Приедет начарт РККА – комдив Роговский. Заранее развозят снаряды, мишени и т.п. Мы возвращались в Лугу со съемки. Навстречу шла подвода со снарядами. Лошади еле тянут. Лошади не рысаки. Снаряды старые (остались от 1й империалистической войны). Быстро перевозить нельзя.
Но вот встречная пара лошадей, везущая снаряды, вдруг «взбрыкнулась», испугавшись нашей машины, ринулась в сторону, и, зацепив колесами за торчащие у дороги корни дерева, опрокинула телегу со снарядами. Мы кто куда стали прыгать с машины. Взрыва не было. Осторожно проехали мимо. Вернулись домой. Снаряды артприслуга осторожно, без шума погрузила на телегу и повезла на полигон. Уложили отдельно в кювете, а под утро часть снарядов взорвались. Нам повезло!

Полный текст с иллюстрациями здесь.
С другими записями из мемуаров можно ознакомиться здесь


Обращение к модераторам: просьба ввести теги "кино", "армия" (для обозначения фотографий на военную тематику, но снятых в мирное время).
Tags: 1930-е, личные архивы, сталинская эра
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments